Я больше не буду зеркалом твоей боли

Любовь терпелива и добра, но ты боишься, чтобы тебя любили таким, какой ты есть...

Я больше не буду зеркалом твоей боли

Это начинается и заканчивается тобой. Я вижу тебя ясно и отчетливо. Вижу, какие части тебя так и остались скрытыми и неисцеленными, вижу, как ты ищешь противоядие от разъедающей тебя отравы во внутренней сущности других людей.

Чувствую, как ты пытаешься найти в них то, чего ты не можешь найти в глубине собственной души. Ты — простой, чистый, искренний и настоящий — окружил себя баррикадами из лжи и фальшивых отражений, которые пытаешься выдать себе и другим за истину.

Но это не истина — ведь настоящая истина всегда освобождает тебя.

Она сделала это со мной — освободила меня от былых масок. Оборвав диалог на полуслове и оставив многое несказанным, я молча показала тебе, кто ты такой на самом деле. То давление, которое испытывала все это время, на самом деле исходило от тебя. Однако я обвиняла себя в твоей болезни, диагностируя и леча так, словно это сама больна.

Больше всего меня удивляет то, что все это время я была не более, чем живым отражением тебя. Всегда видела лучшее в тебе, даже тогда, когда тебе это было неприятным, ведь ты считал, что лучшее в тебе совсем не это. Видела тебя настоящим, духовным, преодолевшим травмы и боль, полностью исцеленным.

Истина освободит тебя, обещаю тебе это, мой друг. Ты видел, какой деструктивной я стала, и ты начал меня сторониться… Хотя я была всего лишь зеркалом тебя. Тебе не нравилось отражение, потому что оно стало эхом твоей собственной боли. Я напрасно делала то, что тебе нужно было делать самому.

Ты бежал от своей души, уделив полное внимание своему разуму, ты строил здание самого себя на непрочном, бездушном фундаменте. Стоит ли удивляться, что такое здание перекосилось после первой же бури.

Но пришло время, когда мой нектар закончился, и ты увидел обнажившийся стебель — слабый и беззащитный. Увидел, как увядают листья души. И оказался неспособным напитать их, дав им новую силу — даже если считал, что можешь это сделать. А я провалила задание, за которое никогда не бралась.

И это невозможное задание становится возможным лишь тогда, когда ты набираешься смелости взглянуть в глаза реальности. Ты умный, и ты осознавал это… Единственный человек, который может окончательно исцелить тебя — это ты сам, мой друг, но вовсе не так, как ты пытаешься это сделать сейчас. Сейчас, когда ты держишь все в себе и втайне надеешься на перемены извне.

Мой друг, это приведет лишь к большей боли. Ведь как бы ни изменилась оболочка, твоя сущность останется той же, что и раньше. Переклеив обои и сменив черепицу на покосившемся доме твоей личности, ты не исправишь слабого фундамента.

Ты можешь сменить прическу, стильно одеться, но все равно какая-то часть тебя останется той же, что и раньше — застывшей в той же форме. Каюсь, я очень долго говорила тебе неправду — и хоть у меня и были на то свои причины, меня это не извиняет. Ты неплохо смотришься, если не приглядываться к тебе ближе, но под всей внешней мишурой ты тот, кто ты есть. Ты ведь знаешь, я вижу.

У тебя есть нарциссические наклонности, которые не скрыть ни за тканью, ни за кожей. Мой милый, я все равно тебя люблю. Но настоящего тебя. Вот кому я навеки вручаю свою любовь.

Моя любовь остается с той частью тебя, с которой я никогда не могла поговорить. Она принадлежит той части твоей души, от которой мне доставались лишь отблески… Но именно в эти моменты мне было с тобой легче и проще всего.

Читайте также: Противоядие против страданий — простые человеческие отношения: Ирвин Ялом об исцелении души

Ты стал бояться чего-то глубокого и настоящего. Бояться открытых и уязвимых людей, людей без масок. И, наверное, для тебя действительно лучше попытаться начать снова, с чего-то свежего и неизведанного. Ты знаешь, что когда мы встретились, я была очень похожей на тебя, но с тех пор повзрослела.

Любовь терпелива и добра, но ты боишься, чтобы тебя любили таким, какой ты есть…

Чувствую дискомфорт в тебе. Вижу, как в тебе сражается личность, которую ты показываешь только себе в промежутке между мыслями и словами, и личность, которую ты являешь окружающему миру. Но, дорогой мой, высшие силы все равно видят нас такими, какие мы есть на самом деле, и все равно беззаветно любят нас.

Ты в очередной раз решаешь сбежать… А я решаю остаться. Эти поступки привычны, а потому уже кажутся тебе правильными. Мы играем друг с другом в дурные игры. Мы оба внешне ищем спокойствия, зная, что нас тянет к разрушению. Ищем простоты, зная, что нас тянет к сложному и запутанному.

В чем-то мы подходим друг другу, как два элемента одной мозаики. Всегда легче войти в уже открытую дверь, когда старые привычки дают нам иллюзию простоты, легкости и свободы. Эта иллюзия ни на чем не основана, но она дает нам временное облегчение, избавляя нас от боли и неуверенности… до поры, до времени.

Я словно глотала пилюли разной формы, цвета и текстуры. Но их содержимое оставалось неизменны. Помню, когда начала убегать от всего этого, с головой ныряя в непривычный и пугающий хаос. Это случилось тогда, когда поняла, что привычное лекарство больше не работает. И сколько бы таблеток я ни глотала, мне уже не убедить себя в том, что иллюзия — это и есть реальность. Что больше не смогу делать вид, будто ложь — это истина, а наша любовь — это именно тот идеализированный образ, который я сама себе нарисовала.

Мы просто оказались недостаточно храбрыми, чтобы взглянуть ситуации в лицо и найти пути решению. Память о том тебе, которого я когда-то знала, все еще мотивировала меня и давала надежду. Надежду на то, что испытанное нами пламя превратится в пепел, из которого мы поднимемся исцеленными, вновь едиными, твердо стоящими на земле.

Путь разрушения исказил ту связь, которая была у меня с самой собою, и мой внутренний компас перешел в твои руки. Я доверяла твоей версии реальности, замечая, что когда пыталась следовать своей, это лишь вызывало в тебе внутренний конфликт и гнев. Как все изменилось…

Ответственность, сила и знание, которые я когда-то знала, но никогда не понимала, стали твоими. Но то, что они твои, значит лишь то, что они у тебя сейчас. Владелец объекта — вовсе не обязательно его создатель. То, что было моим, моим и останется, а то, что было твоим… останется таким же, как раньше.

Перевод статьи Essay: I No Longer Mirror Your Pain via Клубер

Читайте Клубер в Telegram, Instagram и Pinterest.

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

Включим немного музыки для настроения?

Ошибка в тексте? Сообщите нам! Для этого необходимо выделить ее в тексте и нажать Система Orphus