7 уроков, которые мы вынесли из 10 лет работы с людьми, ошеломленными депрессией и разбитым сердцем

Не все наши раны видно на нашем теле, хотя порою они оказываются куда глубже и больнее, чем те, из-за которых мы истекаем кровью. Депрессия и разбитое сердце — именно такие раны. Я знаю. По личному опыту.

7 уроков, которые мы вынесли из 10 лет работы с людьми, ошеломленными депрессией и разбитым сердцем

Почти десять лет назад нам с Эйнджел пришлось справляться с произошедшими одна за другой малоприятными изменениями в личной жизни и потерями, включая самоубийство брата Эйнджел Тодда, смерть от инфаркта нашего общего лучшего друга Джоша, и потеря нашего дома из-за сложной экономической ситуации. Боль, которую мы испытали в каждом из этих случаев, была просто невероятно сильной, а то, что нам пришлось испытать их одна за другой, разбило наши сердца на мельчайшие осколки и ввергло в состояние депрессии средней тяжести. На какое-то время мы с ней практически отключились от мира, друг от друга, и даже избегали близких людей, скорбевших из-за случившегося не меньше нашего.

К счастью, нас не оставили без поддержки, и со временем, мало-помалу восстановив нашу внутреннюю решимость, мы продолжили наш путь вперед — более сильными, более живучими и с большим уважением к жизни. И хотя в процессе нашего возвращения жизни было множество такого, о чем мне бы сейчас не очень-то хотелось вспоминать, в конечном итоге именно оно подтолкнуло нас к тому, что мы делаем сейчас, десяток лет спустя. Благодаря нашим курсам и индивидуальным клиентам мы провели большую часть этих десяти лет за применением усвоенных нами уроков для того, чтобы помогать справляться другим людям с приступами депрессии и разбитым сердцем (и другими проблемами личного характера). Конечно, проделанную нами работу можно назвать какой угодно, но не простой, но заодно она была невероятно полезной. Можно без преувеличения сказать, что она изменила всю нашу — и не только нашу — жизнь, и стала самой значительной светлой стороной у всех болезненных потерь и жизненных неприятностей, которые нам пришлось испытать.

Этим утром мы с Эйнджел давали интервью на национальной радиостанции о нашей новой книге «Возвращение к счастью». Ближе к концу интервью ведущий радиопередачи задал нам один из самых серьезных вопросов, которые мы когда-либо слышали:

Чему вы научились за последние 10 лет, имея дело с людьми, страдающими от депрессии и разбитого сердца?

Мы постарались как можно обстоятельнее ответить на этот вопрос за отведенное нам время, но эфирное время закончилось всего через минуту-другую после того, как мы начали на него отвечать. Понятное дело, что за это время мы едва смогли начать обсуждение этой глубокой, сложной и личной темы. Но последние несколько часов мы с Эйнджел, не переставая, думали только о ней. Более того, мы провели весь обеденный перерыв за открытым и глубоким разговором о том, чему же именно нас обоих научила наша депрессия и разбитое сердце, и то, как мы дополнили эти жизненные уроки благодаря общению с людьми в тех же болезненных эмоциональных состояниях. Пока мы беседовали, я сделал несколько заметок, которыми мне бы хотелось с вами поделиться.

И хотя мы с Эйнджел убеждены, что для депрессии и разбитого сердца нет, да и быть не может, универсального лекарства, есть несколько очень важных и полезных общих принципов, применимых к большинству людей, в настоящее время страдающих от этих эмоциональных состояний. Те семь пунктов, которые вы найдете ниже, конечно же, неспособны заменить помощь специалиста, но мы надеемся, что они дадут вам неплохую отправную точку, отталкиваясь от которой, вы сможете поддержать себя или любимого человека, пытающегося справиться с последствиями депрессии и/или разбитого сердца.

1. Депрессия — это не состояние разума, которой можно выбрать сознательно или логически.

Страдать от депрессии — это все равно, что заблудиться в темном и густом лесу. Когда вы теряетесь в таком лесу, вы далеко не всегда сразу понимаете, что потерялись. Поначалу вы легко убеждаете себя в том, что вы ничуть не потерялись — так, отошли недалеко от лесной тропы, и в любой момент найдете дорогу наз. А потом наступает ночь, угольно-чертная и мрачная, и вы все еще не вышли на тропу, и хотя вам больно это признавать, вы начинаете понимать, что вы настолько сбились с правильного пути, и забрели в такую глушь, что теперь даже не можете определить, в какой стороне восходит солнце. Вы оказались здесь не по своей воле, и не можете отыскать путь назад. Вот какой казалась мне депрессия, когда я пытался справиться с ней почти десяток лет назад.

Депрессия — это одно из самых беспомощных и выматывающих эмоциональных состояний, которые могут нахлынуть на человека. Порою это чувство полной дезориентации, иногда — невероятной безнадежности, а порою… порою, страдая от депрессии, вы и вовсе ничего не чувствуете. Зачастую депрессия делает вас как бы мертвыми изнутри, неспособными даже двигаться и делать то, что когда-то приносило вам радость. Никто по своей воле не выбирает погружение в пучины депрессии, а если уж это случилось, никто не способен выключить или включить ее по собственному желанию. Это состояние разума, из которого, раз уж вы в него угодили, придется выбираться по небольшому шажку на протяжении длительного времени. Да, это не особо радужная перспектива, но что поделать?…

2. Депрессия — это не просто особо глубокое состояние грусти или печали, как его часто изображают.

Разбитое сердце может стать причиной депрессии, но сама депрессия — это вовсе не разбитое сердце, а нечто совсем, совсем иное. Депрессия не рациональна или эмоциональна — это даже не прямая реакция на сложную ситуацию. Депрессия просто существует, как декабрьская погода в Сиэтле. Она нависает над человеком, словно сплошной облачный покров, и вам сложно представить это, если вы ни разу подобного не испытывали.

Некоторые люди считают, что они знают, что такое депрессия, лишь потому, что пережили развод или расставание, их увольняли с работы, или они теряли близких людей. Да, это нелегкие жизненные ситуации, и они действительно могут привести к депрессии, но они вовсе не обязательно создают депрессию по умолчанию. В большинстве случаев эти ситуации сопровождаются сильным эмоциональным фоном (разбить сердце можно лишь по-настоящему сильными эмоциями). Депрессия, с другой стороны, зачастую вызывает ощущение пустоты, тусклости и невыносимости бытия — она просто высасывает из человека последние капли эмоций, надежды и рациональности.

Вы не чувствуете себя собой. Вы едва ли даже чувствуете себя человеком. Вы опускаете руки, вас накрывает паранойей, куда-то улетучивается чувство юмора и желание жить, и вам неспособно помочь ни одно дружеское подбадривание. Вы напуганы, жутко напуганы, все вокруг говорят, что вы «сами на себя не похожи, но это скоро пройдет», но в глубине души вы знаете, что нет, не пройдет.

Вот одна очень жесткая и отрезвляющая цитата из книги «Бесконечная шутка» Дэвида Фостера Уоллеса, отлично дополняющая мою мысль:

«Так называемый «психотически депрессивный» человек, который пытается себя убить, делает это не из-за, цитирую «чувства безнадежности», или какого-то абстрактного убеждения, что в его жизни не сходится дебет с кредитом. И уж точно не потому, что смерть для него обрела внезапную привлекательность. Человек, для которого невидимая агония депрессии достигает определенного невыносимого уровня, убивает себя по той же причине, по которой человек, запертый на последнем этаже горящего небоскреба, рано или поздно выпрыгивает из окна.

О, не обманывайтесь насчет людей, выпрыгивающих из горящего здания. Их боязнь упасть и разбиться насмерть с большой высоты ничуть не меньше, чем у вас или меня, если бы мы просто стояли у того же самого окна и любовались видом из него; то есть страх разбиться насмерть остается здесь константой. Переменная здесь — другой ужас, ужас жара пламени: когда пламя подбирается достаточно близко, страх упасть и разбиться насмерть становится чуть менее страшным, чем альтернатива. Это вовсе не стремление упасть — это невероятный ужас пламени. И при всем этом никто из собравшихся на тротуаре внизу зевак, смотрящих вверх и кричащих «Не надо!» и «Держись» не может понять этот прыжок. Не до конца. Вы должны испытать на себе чувство попадания в ловушку, и почувствовать на своей коже жаркое дыхание пламени, чтобы в полной мере понять, что есть ужас превыше падения».

3. Когда у тебя депрессия, и тебя кто-то любит, даже это кажется вам невыносимым бременем.

«Я не хочу никого видеть. Я лежу в кровати с задернутыми шторами, и пустота накрывает меня медленной волной. Что бы со мной ни случилось, это моя вина. Я сделала что-то не так, что-то настолько большое, что я даже не могу этого увидеть, что-то, что затягивает меня в омут с головой. Я недоделанная и тупая, и ни на что не годна. Я все равно, что уже мертва».

Эта цитата из романа Маргарет Этвуд «Кошачий глаз» напоминает мне об отчаянном одиночестве и изоляции, которые испытывают люди, страдающие от депрессии. Но при том, что депрессия заставляет вас чувствовать себя безнадежно одиноким, часто именно она заставляет вас вместо общества искать еще большей изоляции. Люди, страдающие от депрессии, часто испытывают тревожность из-за того, что считают себя бременем для близких людей. Это заставляет их изолировать себя и отталкивать от себя именно тех людей, которые могли бы им хотя бы немного помочь.

Так что если близкий вам человек начинает отстраняться от вас из-за депрессии, старайтесь почаще напоминать ему, что вы всегда рядом, и всегда готовы помочь, но не пытайтесь тащить его в люди, или заставлять его говорить о своих чувствах, если он к этому не готов. Будьте терпеливы и ненавязчивы. Старайтесь пользоваться всеми возможностями остаться с ним наедине в неформальной обстановке, чтобы попытаться вытащить его из своей скорлупы, даже просто на несколько минуток. Пытайтесь достучаться до него, когда он этого не ожидает. И, наконец, просто будьте рядом, напоминая ему о том, что он не один.

4. И депрессия, и разбитое сердце способны истощить наш дух и энергию до предела.

Опустошающая усталость и истощение — очень распространенный побочный эффект и депрессии, и по-настоящему сильно разбитого сердца. Вам может быть настолько плохо, что даже попытка выбраться из постели поутру может стать для вас невероятно сложной и выматывающей задачей. Дело усложняется тем, что люди, страдающие от одного из этих состояний разума, могут чувствовать себя нормально в один конкретный момент времени, и полностью истощенными в другой — даже если они правильно питаются и стараются высыпаться. В результате они постоянно отменяют назначенные встречи, уходят с вечеринок до их окончания, или куда чаще обычного отказывают в просьбах. Такое поведение вовсе не является личной неприязнью к друзьям и родным, и не стоит воспринимать его, как таковое — оно вообще не зависит от других людей. Это всего лишь побочный эффект попыток справиться с очень мерзкими и неприятными ментальными внутренними состояниями.

Опять-таки, если вы любите кого-то, страдающего от депрессии или разбитого сердца, почаще напоминайте себе о том, что человек может поделиться с другими лишь тем, что есть у него самого, и о том, что депрессия, и, в меньшей мере, разбитое сердце, способны отобрать практически все. Общаясь с человеком в депрессии, старайтесь наполнять все ваши слова и поступки любовью, но это не значит, что он всегда сможет любить вас в ответ… и это нормально. Когда вы не принимаете его слова слишком близко к сердцу, вы освобождаете себя от негатива — и открываете себя для любви к тем, кто действительно в вас нуждается. Вы любите их искренне и от всей души, не позволяя встать на вашем пути лишним и вредным ожиданиям.

5. Когда вы в депрессии или страдаете от разбитого сердца, классические клише никогда не помогают.

«Время лечит»

«Да ничего страшного»

«Тебе просто надо чаще бывать на свежем воздухе»

«Хватит жить прошлым»

«Приободрись, не стоит грустить»

Поверьте, говорить такие «позитивные» фразочки, искренне желая помочь, очень и очень просто, но когда кто-то страдает от депрессии или разбитого сердца, такие заезженные клише оказывают на них совершенно противоположный эффект — они кажутся им пустыми, бездумными, и, в общем-то, бесполезными.

В большинстве случаев все эти клише абсолютно не соответствуют реальной ситуации, и лишь раздувают внутреннюю тревожность, подтверждая убежденность страдающих от депрессии людей в том, что они одни, и им никто не сможет помочь. Это все равно, что пытаться заклеить метровую кровоточащую рану обычным пластырем — это воспринимается, как издевательство.

Так что если у вас будет возможность сказать что-то ободряющее, думайте сами, и говорите не шаблонами, а от всей души. К сожалению, универсального рецепта добрых слов просто нет… будьте искренними и готовыми помочь. Этого достаточно.

Вот что бы сказал в такой ситуации лично я (конечно, не все разом):

«Я люблю тебя, и не только я. Прошу, поверь мне, это важно. А еще поверь в то, что рядом с тобой множество людей, которые любят тебя, и ради которых стоит жить, даже если тебе так сейчас не кажется. Старайся почаще оживлять в своей памяти хорошие воспоминания, которые твоя депрессия (или разбитое сердце) скрывает от тебя, и применять их к настоящему. Дыши глубже. Будь смелее. Иди вперед хотя бы по небольшому шажку за раз, даже если тебе кажется, что твои ноги весят по паре тонн. Ешь даже тогда, когда тебе кажется, что еда на вкус не лучше картона. Старайся сохранять здравый рассудок, даже когда все и вся кажется тебе бессмысленным. Я здесь, рядом с тобой, и я останусь здесь и завтра. Я верю в тебя. Мы в этом деле вместе, и мы прорвемся».

А потом я бы тихо и крепко обнял этого человека.

6. Разбитое сердце может стать отправной точкой для исцеления и здоровой, полноценной жизни в долгосрочной перспективе.

В то время, как депрессия отключает нас от практически всех обычных эмоций, и требует взвешенного, аккуратного подхода, разбитое сердце на самом деле может помочь нам разобраться с нашими эмоциями. Конечно, в разбитом сердце мало хорошего, но оно может пойти нам на пользу, если мы потратим время на то, чтобы правильно, здоровым образом с ним справиться. Более того, люди часто привыкают к тяжести разбитого сердца, и тому, как надежно оно удерживает нас на ногах. Как-то раз Эйнджел сказала мне: «Мой брат Тодд будет умирать снова и снова весь остаток моей жизни, и я уже смирилась с этим. По крайней мере, это не дает мне о нем забыть». Так Эйнджел напомнила мне о том, что разбитое сердце не портит нам жизнь, а после исчезает без следа. Шаг за шагом, дыхание за дыханием оно становится частью вас самих. Более того, оно становится здоровой частью вас — частью, крепко удерживающей вас на обеих ногах, как бы жизнь ни пыталась вас с них сбить.

Когда дело доходит до настоящей, неподдельной потери или разбитого сердца, то, хотя вы никогда не сможете полностью перестать горевать — просто потому, что вы никогда не перестаете любить тех, кого больше нет с вами, вы можете перенести любовь к ним их прошлого в настоящее. Вы можете любить их и подражать им, живя не только со своим, но и с их блеском и жизненной силой — изо дня в день. Сделайте их своим источником мотивации. Так они будут продолжать жить в вашем разбитом и зажившем сердце, а вы будете продолжать расти и наслаждаться жизнью, несмотря на все раны и боль. Это все равно что криво сросшаяся после перелома нога, которая слегка побаливает, когда вы танцуете, но вы все равно танцуете, хоть и слегка прихрамывая, и эта хромота лишь добавляет глубины вашей личности и делает вас интереснее.

Более того, самые добрые, мудрые, любящие и спокойные люди, которых мы можем встретить на жизненном пути, на каком-то этапе своей жизни, скорее всего, пытались справиться с разбитым на мелкие осколки сердцем. Да-да, жизнь создает величайших из великих, сперва разбивая их душу на части. Но именно это разрушение позволяет им подобрать с земли эти осколки, и собрать их воедино в шедевр. И заодно этот болезненный и непростой путь, на котором им приходится собирать себя буквально по частям, учит их такому сочувствию, пониманию и любящей мудрости, которые нельзя получить никаким другим сспособом.

Мы с Эйнджел за последнее десятилетие работали с сотнями и тысячами этих невероятных людей, как лицом к лицу, так и по Интернету — в качестве индивидуальных клиентов, на семинарах, сторонних проектах и даже не ежегодных конференциях. Во многих случаях они приходили к нам запутанными и потерянными, даже не подозревающими о своем великолепии, не видящие того, что невзгоды, через которые им пришлось пройти, сделали их намного сильнее, позволяя всегда одерживать верх над этим безумным миром. Многие из этих людей стали для нас настоящими героями. За многие годы они дали нам ничуть не меньше, а то и больше чем мы им. И они продолжают оставаться нашим основным источником вдохновения на постоянной основе.

7. Болезненные жизненные обстоятельства часто ведут к пост-травматическому росту.

Чтобы развить и дополнить предыдущий пункт, мне хотелось бы вкратце упомянуть одно из новых направлений психологии под названием «пост-травматический рост», в котором психологи доказали, что мы, человеческие существа, способны использовать невзгоды и неприятности (включая ведущие к разбитому сердцу и даже к слабой или умеренной депрессии) для значительного интеллектуального развития в долгосрочной перспективе. Исследователи обнаружили, что такие неприятности в дальней перспективе могут помочь нам стать более довольными жизнью, более сильными в эмоциональном плане, и куда более изобретательными. Когда кто-то или что-то разбивает наше представление о мире, как о конкретном (или безопасном) месте на части, это заставляет нас совершенно иначе взглянуть на мир и наше место в нем. С хорошей поддержкой со стороны и занимаясь способствующими исцелению практиками, мы мало-помалу получаем возможность взглянуть на мир по-новому, глазами новичка, и это может стать очень благотворным для нашего личного роста.

Вот один отрывок, касающийся пост-травматического роста из нашей новой книги:

«Мы должны напоминать себе о том, что невзгоды и неприятности не только калечат нас, но и лечат, и многие из нас даже используют собственные неприятности для того, чтобы подбросить себя на более осмысленный и мотивированный путь. Рост, которому способствуют жизненные трудности, случается куда чаще, чем большинству из нас кажется. Самое трудное — это ухватиться обеими руками за возможность, предоставляемую нам этими неожиданными и неприятными событиями. А еще мы нуждаемся в надежде. После внезапной и резкой боли нам нужно верить в то, что нас ждет что-то получше — и почти всегда так и выходит. Наши травмы — это не просто болезненный опыт, который нужно перетерпеть. На самом деле он может изменить всю нашу жизни, мотивируя нас на то, чтобы стать лучше… сильнее… добрее…

Это довольно нелегкий путь, но у большинства из нас достаточно сил и потенциала для того, чтобы выйти из пламени наших невзгод — даже самых серьезных — более сильными, более сосредоточенными, и с куда лучшим взглядом на жизнь. Во множестве психологических исследований людей, переживших психологически травмы, примерно 50% из них сообщают исследователям о позитивных изменениях в их жизни благодаря испытанному ими негативу. Некоторые такие изменения на первый взгляд кажутся крохотными (к примеру, мы начинаем больше ценить наш каждый день), но другие оказываются настолько монументальными, что оказываются способны забросить нас на полностью новый (и куда лучший) жизненный путь. Старайтесь рассматривать даже самые болезненные вещи, происходящие с нами, как отправной точкой для великих возможностей. Трудности часто помогают нам осознать непостоянство жизни, понять и принять наши ограничения, и по-настоящему понять, кто мы такие, и как хотим провести остаток нашей жизни».

А теперь ваш черед…

Если на каком-то этапе вашей жизни вам приходилось справляться с депрессией или разбитым сердцем, или же вы помогали кому-то другому, оставьте ваш комментарий, поделитесь вашими мыслями…

Перевод статьи 7 Lessons from 10 Years of Coaching People Through Depression and Heartbreak via Клубер

Читайте Клубер в Telegram, Instagram и Pinterest.

Включим немного музыки для настроения?

Ошибка в тексте? Сообщите нам! Для этого необходимо выделить ее в тексте и нажать Система Orphus

Новинки Клубера